Preview

Эндокринная хирургия

Расширенный поиск
Том 13, № 1 (2019)
https://doi.org/10.14341/serg20191

Обзоры литературы 

5-16 771
Аннотация

В статье представлен обзор современной литературы, обобщающий экспериментальные и клинические данные о связи ожирения с изменениями состава микробиоты кишечника, а также о влиянии бариатрических операций на массу тела и качественный состав микробиоты. Доказано, что микробиота кишечника является своеобразным индикатором состояния макроорганизма, реагируя на возрастные, физиологические, диетические, климато-географические факторы изменением своего качественного и количественного состава. Эти изменения приводят к повышению ее метаболической активности с образованием дополнительной энергии от съеденной пищи, способствуя усвоению питательных веществ и удлинению времени хранения в жировой ткани через разнообразные механизмы. Обнаружено, что микробиота кишечника влияет на энергобаланс не только за счет эффективного извлечения энергии из питательных веществ, но и за счет воздействия на гены, регулирующие ее расход и запасание. При всей сложности вопроса о причинно-следственной связи изменений состава микробиоты и ожирения, совокупность полученных данных обосновывает положение, что качественные и количественные изменения микробиоты кишечника могут способствовать развитию ожирения. Обнаружено, что индуцированные бариатрическими операциями метаболические и микробные модификации могут способствовать снижению веса, улучшению метаболических процессов и, как следствие, увеличению здорового периода и продолжительности жизни. Результаты этих исследований открывают новые возможности в лечении ожирения и поддержании веса с помощью модификации микробиоты и использования “здоровых” микробных сообществ в качестве “лекарственного средства”.

Оригинальное исследование 

17-25 762
Аннотация

Обоснование. Высокая частота регионарного метастазирования при высокодифференцированном раке щитовидной железы (ВДРЩЖ) и недостаточная информативность существующих методов диагностики определяют актуальность поиска более точных тестов.


Цель настоящего исследования – определить прогностическую значимость определения тиреоглобулина в смыве из пункционной иглы (ТАБ-ТГ) и порог диагностического уровня в выявлении регионарных метастазов ВДРЩЖ.


Методы. Ретроспективное исследование, включившее 245 пациентов с рецидивом ВДРЩЖ (n = 123) и узловыми изменениями в щитовидной железе (n = 122) с подозрительными одиночными или множественными регионарными лимфатическими узлами. Всем пациентам была выполнена ТАБ-ТГ, исследованы уровни сывороточного тиреоглобулина (сТГ), антител к тиреоглобулину (АТ-ТГ), тиреотропного гормона (ТТГ). У 125 пациентов со злокачественными изменениями по данным ТАБ и/или высокими значениями ТГ в смыве было выполнено оперативное лечение. На основании данных гистологического исследования послеоперационного материала все пациенты были разделены на две группы: с реактивными (n = 23) и метастатическими (n = 102) изменениями в лимфатических узлах. Определение ТГ в смыве выполняли на автоматизированной системе Cobas 601 (Roche, Франция).


Результаты. Все пациенты были сопоставимы по полу, возрасту и уровню ТТГ, сТГ, АТ-ТГ. Медиана ТАБ-ТГ в группе пациентов с метастатическим поражением лимфоузлов составила 537,0 [0,1; 1000], в группе пациентов с реактивными изменениями – 17,9 [0,5; 158,0], р = 0,003. Чувствительность изолированной ТАБ составила 85%, специфичность – 57%, AUC = 0,618, 95% ДИ 0,516–0,713. Чувствительность и специфичность ТАБ-ТГ – 73 и 100% соответственно, AUC = 0,862, 95% ДИ 0,78–0,92. Оптимальной точкой cut-off для определения злокачественности заболевания установлено значение >9,2 нг/мл (чувствительность 75%, специфичность 100%), индекс Юдена 0,73.


Заключение. Дополнительный анализ содержания ТГ в смыве пункционной иглы повышает чувствительность ТАБ в диагностике регионарных метастазов ВДРЩЖ. Значение >9,2 нг/мл может быть рекомендовано в качестве порогового значения положительного результата исследования.

26-41 580
Аннотация

Обоснование. При дооперационной диагностике новообразований щитовидной железы (ЩЖ) цитологическое исследование материала тонкоигольной аспирационной биопсии (ТАБ) является золотым стандартом и служит основанием для планирования лечебной стратегии. Однако в 10–30% случаев доброкачественный или злокачественный характер новообразования ЩЖ не может быть однозначно установлен по цитологии, что приводит к невозможности заранее выбрать оптимальную стратегию лечения. Для таких случаев крайне актуален поиск методов уточняющей дифференциальной диагностики, среди которых наиболее перспективным в настоящее время считается мутационное тестирование.


Цель: оценить возможность использования мутационных тестов для дифференциальной диагностики новообразований ЩЖ на дооперационном этапе.


Методы. Проведено одноцентровое проспективное исследование, в которое были включены пациенты с новообразованиями ЩЖ, проходившие хирургическое лечение в ФГБУ “НМИЦ эндокринологии” Минздрава России с 2012 по 2014 г. Образцы цитологического, гистологического материала и плазмы крови пациентов тестировали на наличие соматических мутаций в “горячих точках” генов BRAF, KRAS, NRAS, EIF1AX и TERT.


Результаты. В исследование было включено 75 пациентов, из них 29 с папиллярным раком ЩЖ низкого риска, 29 с фолликулярными новообразованиями ЩЖ и 17 с узловым коллоидным зобом. Мутации в “горячих точках” гена BRAF (экзон 15, район кодонов 600–601) были обнаружены у 29 пациентов, мутации в “горячих точках” гена NRAS (экзон 3, кодон 61) – у 8 пациентов; мутации в “горячих точках” генов KRAS, TERT и EIF1AX выявлены не были. Совпадение результатов мутационного тестирования цитологического и гистологического материала составило 91,7%. Мутация опухолевого происхождения в циркулирующей ДНК плазмы крови была обнаружена в одном случае. Прогностическая ценность положительного результата (PPV) мутационного теста на цитологическом материале в отношении злокачественного характера опухоли ЩЖ составила 100% для гена BRAF и 0% для гена NRAS.


Заключение. Тест на мутации в “горячих точках” гена BRAF на цитологическом материале может быть использован в качестве дополнительного маркера для уточнения характера новообразования ЩЖ при неопределенном результате цитологического исследования. Не получено данных за информативность использования в аналогичных ситуациях тестов на мутации в “горячих точках” генов KRAS, NRAS, EIF1AX и TERT, а также мутационного тестирования циркулирующей ДНК плазмы крови.

42-55 533
Аннотация

Обоснование. Нарушения водно-электролитного баланса – гипер- и гипонатриемии являются распространенными послеоперационными осложнениями транссфеноидальных нейрохирургических вмешательств и встречаются до 30–40% случаев. При этом отсроченные гипонатриемии являются основной причиной повторных госпитализаций пациентов, а факторы риска и патогенетические механизмы, ответственные за развитие послеоперационной гипонатриемии, до конца не исследованы.


Цель: определить частоту водно-электролитных нарушений и выявить предикторы диснатриемических состояний у пациентов после трансназальной аденомэктомии.


Методы. Ретроспективное неконтролируемое одноцентровое исследование включало анализ электронных историй болезни пациентов, перенесших трансназальные нейрохирургические вмешательства по поводу доброкачественных новообразований гипофиза (n = 416). Проводилась оценка диагностических и прогностических факторов развития послеоперационных водно-электролитных нарушений.


Результаты. Распространенность гипонатриемии в общей группе пациентов составила 7,2%, а гипернатриемии в 3 раза выше – 24,3%, с сохранением этого показателя отдельно по годам проведения оперативного вмешательства (р > 0,05; χ2 с поправкой Йейтса). 66 (16%) прооперированным пациентам уровень натрия в раннем (0–5-е сутки) и 157 (38%) в более позднем (6+ сутки) послеоперационном периоде не определялся, что может занижать выявление наиболее опасных отсроченных послеоперационных гипонатриемий. При анализе основных клинико-лабораторных характеристик пациентов с гипо-, нормо- и гипернатриемией не получено статистически значимых отличий между параметрами, характеризующими натриемию, осмоляльность крови и мочи, частоту определения натрия крови в различные временные промежутки послеоперационного периода. Осложнения основного заболевания (сахарный диабет, ишемическая болезнь сердца, сердечная недостаточность, артериальная гипертензия), параметры патоморфологического исследования (выявление клеток нейрогипофиза, аденогипофиза, оксифильных, базофильных или хромофобных клеток, а также иных структур, не являющихся частью гипофиза) и протокола операции (кровотечение, коагулирование селлярных структур, ликворея, иссечение гипофиза) между группами не различались. В группе гипернатриемии объем опухолей в количественном представлении был ниже, чем в группах нормо- и гипонатриемии (1,0, 1,5 и 1,5 мл соответственно). Количество проведенных нейрохирургических вмешательств не отличалось между исследуемыми группами.


Заключение. После трансназальной аденомэктомии гипо- и гипернатриемия встречаются в 7,2 и 24,3% случаев соответственно и не зависят от наличия осложнений основного заболевания, параметров патоморфологического заключения, присоединения послеоперационного гипопитуитаризма или хода самой операции. Для своевременного выявления нарушений водно-электролитного обмена необходима имплементация в послеоперационное ведение пациентов обязательного определения уровня натрия крови в раннем и более позднем (6+ день) послеоперационных периодах.

Ошибки 

56-57 110
Аннотация

Ошибка в статье «Медуллярный рак щитовидной железы. К вопросу необходимости определения предоперационного базального уровня кальцитонина у пациентов с узловой патологией щитовидной железы» авторского коллектива в составе: Е.Е. Станякина, И.С. Романов, Т.Т. Кондратьева, А.С. Крылов, А.Д. Рыжков, С.В. Ширяев, опубликованной в журнале Эндокринная хирургия — 2018;12(4):188-195. DOI: https://doi.org/10.14341/serg10044/


На стр. 189 в абзаце «Анализ крови на гормоны: тиреотропный гормон (ТТГ) — 52,6 мМЕ/л (референсные значения 0,25–4,0), адренокортикотропный гормон (АКТГ) <20 МЕ/мл (0–30), тиреоглобулин (ТГ) <0,2 нг/мл (0–30)» допущена опечатка. Вместо «антитела к тиреоглобулину (АТТГ)» напечатано «адренокортикотропный гормон (АКТГ)».


Авторы сожалеют о допущенной опечатке. Исходная версия статьи была заменена.



Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 2306-3513 (Print)
ISSN 2310-3965 (Online)